Патогенетические аспекты и клинический опыт иммунотерапии при хронической бронхиальной обструкции у лошадей.

Версия для печати

Патогенетические аспекты и клинический опыт иммунотерапии при хронической бронхиальной обструкции у лошадей

Первый Международный ветеринарный конгресс
Алматы, Казахстан, 2002. С.115-120.

Патогенетические аспекты и клинический опыт иммунотерапии
при хронической бронхиальной обструкции у лошадей

Романова О.В., Кафедра патофизиологии, Санкт-Петербургская государственная академия ветеринарной медицины, СПБГАВМ
Сахарова Е.Д. ООО "Биотех", Санкт-Петербург

Среди различных заболеваний незаразной этиологии поражения дыхательной системы у лошадей занимают высокую процентную позицию - до 70% в некоторых отдельно взятых хозяйствах. Такая распространенность наряду с низкой эффективностью лечебных мероприятий обусловливает заинтересованность ветеринарных специалистов в изыскании новых доступных средств фармакокоррекции при бронхо-легочной патологии у лошадей. В связи с этим мы предлагаем несколько иной взгляд на проблему и эффективный способ ее решения.

Хроническая бронхиальная обструкция лошадей хорошо и всесторонне изучена, подробно описаны в литературе более 30 этиологических факторов и механизм их патогенетического действия, разработана и успешно применяется в большинстве стран мира схема лечения. Среди лечебных мероприятий основное место отводится полноценному кормлению животных и созданию оптимального микроклимата. Средства этиотропной и патогенетической терапии включают в себя стероидные противовоспалительные препараты, антибиотики широкого спектра действия, антипротозойные и фунгицидные средства, бронхолитики и вещества с десенсибилизирующим эффектом. Такое комплексное лечение применяется повсеместно и способствует, как правило, быстрому наступлению непродолжительной ремиссии.

Если же рассматривать заболевание с позиций нарушения барьерных свойств дыхательной системы, то лечебные мероприятия не направлены на восстановление естественной защиты, а скорее наоборот.

В то же время известно, что системы органов и тканей обладают собственным арсеналом барьерных свойств. Так, на всем протяжении органы дыхания выстланы слизистой оболочкой, бокаловидные клетки которой секретируют бактерицидную слизь, а оснащенность рецепторным аппаратом позволяет рефлекторными движениями удалить крупные патогенные частицы наружу. Наличие естественных неспецифических факторов иммунитета позволяет немедленно реагировать на внедрение чужеродного агента путем сложной взаимосвязанной цепи иммунных реакций.

Основой неспецифической компоненты иммунного ответа служит воспалительная реакция, индукторами которой являются специфические (бактериальные, вирусные, грибковые, микоплазменные и т.п.) начала или продукты, ими выделяемые, а также компоненты поврежденной слизистой. Важная роль этой реакции состоит в привлечении к месту внедрения чужеродных агентов клеток иммунной системы (макрофаги, лимфоциты) и их активации. Они выделяют медиаторы воспаления, в т.ч. цитокины, и способствуют разрушению или поглощению чужеродного белка. В ходе неспецифической реакции активируется, как уже было отмечено, ряд гуморальных систем защиты.

Таким образом, следует отметить, что важнейшую группу клеток иммунной системы составляют антигенпредставляющие клетки и популяция фагоцитов, на развитие и активацию которых оказывают влияние некоторые цитокины. В легочной ткани - это альвеолярные макрофаги, служащие посредниками между воздушным пространством альвеол и кровотоком. Альвеолярные макрофаги способны секретировать лизоцим, простагландины, компоненты комплемента, лейкотриены, регуляторные пептиды и особенно цитокины. Вырабатывая фибронектин и родственные белки, макрофаги участвуют в формировании межклеточного матрикса, который служит важнейшим компонентом микроокружения клеток иммунной системы.

При хронических обструктивных заболеваниях дыхательной системы у лошадей, особенно при повторяющемся ингаляционном контакте с вредным веществом возникает картина вторичного имунодефицита вследствие усиления супрессорных механизмов и поликлональной активации, который, как правило, не поддается коррекции традиционными иммуномодуляторами или индукторами синтеза цитокинов из-за истощения компенсаторных возможностей иммунной системы. Дополнительной причиной гибели иммунокомпетентных клеток, помимо действия органоагрессивных микроорганизмов, грибов, аллергенов, является необоснованно частое применение кортикостероидов (классический пример апоптоза покоящихся лимфоцитов от действия стероидных гормонов, хорошо изученный в медицине).

Таким образом, вполне обоснованным представляется применение тех иммунотропных препаратов, которые устраняли бы дефицит ключевого компонента адекватного иммунного ответа и при этом способствовали нормализации распознавания антигенов, пролиферации и дифференцировке иммунокомпетентных клеток, секреторной активности макрофагов, в частности альвеолярных.

Полученный современными методами биотехнологии и генной инженерии препарат ронколейкин является полным структурным и функциональным аналогом эндогенного интерлейкина-2 и вполне отвечает предъявляемым требованиям.

Учитывая положительные результаты клинических испытаний препарата в гуманной медицине, а также в ветеринарной практике по мелким домашним животным, мы провели некоторые клинические наблюдения и в практике лечения Ронколейкином хронической рецидивирующей бронхиальной обструкции у лошадей.

Наиболее интересным, на котором хотелось бы остановиться более подробно, мы считаем случай иммунотерапии одиннадцатилетней лошади, страдающей аллергическим хроническим обструктивным бронхитом на протяжении 8-ми лет. Это был наш первый опыт применения ронколейкина в практике лечения лошадей вообще, поэтому мы тщательно изучили анамнез заболевания кобылы, а также провели клинико-гематологические и биохимические исследования крови до и после введения препарата. При изучении анамнеза мы выяснили, что клинические признаки хронической бронхиальной обструкции впервые наблюдались у данной лошади в 1994 году вследствие функциональной гипервентиляции легких при несоответствии физической нагрузки и физиологической подготовки лошади. Заболевание протекало остро и сопровождалось незначительным повышением температуры тела, угнетением, учащением дыхания и сердцебиения, при кашле возникало обильное, но непродолжительное легочное кровотечение. Было проведено комплексное симптоматическое лечение и длительная реабилитация с использованием фитотерапии и гомеопатии. Период ремиссии был продолжительным - несколько лет, причем в течение этого периода лошадь несла высокие физические нагрузки и успешно выступала на соревнованиях. В дальнейшем сроки ремиссии стали менее продолжительными, а в период рецидивов больное животное подвергалось традиционному лечению кортикостероидными препаратами, антибиотиками, десенсибилизирующими, бронхолитическими и отхаркивающими средствами, использовались гомеопатические препараты и вентипульмин, рекомендуемый для усиления легочной вентиляции. На момент показаний к применению имунокорригирующей терапии возникло предположение о длительном ингаляционном воздействии на больное животное гриба Aspergillus negrus. Причем клинически проявлялось его сенсибилизирующее действие, которое успешно снималось применением противоаллергических и стероидных препаратов. При клинико-гематологическом исследовании периферической крови мы обнаружили интересную картину: общее количество эритроцитов - 13,7х1012кл /л (N - 6,0-9,0), лейкоцитов - 9х109 кл/л (N - 7,0 - 12,0), содержание гемоглобина - 172 г/л (N - 80 - 140), СОЭ - 9 мм/ч (N - 40-70), в лейкограмме наблюдался нейтрофильный гипорегенеративный сдвиг ядра влево и лимфопения (18% лимфоцитов при норме 25-44%). Следует отметить и низкое содержание эозинофилов 0-1 (при норме 2-6). Такая картина больше характерна для токсического поражения печени, чем аллергической (отсутствие эозинофилии, в частности) бронхиальной обструкции, что кстати подтверждал и биохимический анализ сыворотки крови: содержание общего билирубина - 84,7 ммоль/л, прямого - 25,3 ммоль/л, глюкозы - 6,3 ммоль/л, креатинина - 150,0 мкмоль/л. Несмотря на то, что изучение иммунограммы данной лошади не представлялось на тот момент возможным, мы косвенно стали предполагать наличие комбинированного (клеточного и гуморального) вторичного иммунодефицита. Каков механизм этого явления? Мы считаем (принимая во внимание только литературные данные), что длительное ингаляционное или алиментарное действие микотоксинов способствовало анергии и гибели Т-клеток (лимфопения) и активации иммуносупрессоров. В результате мы наблюдаем дефицит Купферовских клеток (гепатопатия, нарушение свертываемости крови) и альвеолярных макрофагов, что способствует усилению токсического воздействия любых патологических факторов на организм лошади.

Введение Ронколейкина мы осуществляли следующим образом: содержимое ампулы 500 тыс. Ед. разбавляли 5 мл 0,9%-го раствора натрия хлорида и затем полученный раствор разбавляли дополнительно 400 мл того же физраствора. Вводили внутривенно капельно. Процедура заняла у нас примерно 40 мин. На следующий день наблюдали незначительное ухудшение состояния лошади: более выраженной стала экспираторная одышка и отмечалось частое поднимание верхней губы, что сопровождало угнетение сердечной деятельности. Введением 20 мл сульфокамфокаина подкожно удалось купировать данные проявления. Однако, клинико-гематологическое исследование (взятие крови мы осуществляли через 4 часа после введения ронколейкина) крови дало обнадеживающие результаты. Сравните: количество эритроцитов снизилось до 9,85, уровень гемоглобина - до 142, а содержание лейкоцитов и СОЭ, наоборот увеличилось до 20,1 и 52, соответственно! Значительные изменения мы наблюдали и в лейкограмме : увеличилось число эозинофилов до 4%, лимфоцитов (!) до 32% и моноцитов - 7, при этом не было выявлено ни миелоцитов, ни юных нейтрофилов. Таким образом, мы можем отметить ожидаемый иммуномодулирующий эффект в результате применения Ронколейкина. Следующее введение препарата, но уже в дозе 250 тыс. Ед., мы осуществляли через 48 часов, причем сразу после введения инъецировали под кожу 20 мл сульфокамфокаина. Положительную динамику при гематологическом и биохимическом исследовании крови мы наблюдали и в этот раз. Количество эритроцитов (10х12 кл/л) и гемоглобина (г/л) находилось на верхней границе физиологической нормы: 8,77 и 139, соответственно, содержание лейкоцитов(109кл/л) уменьшилось до 17,15, СОЭ=55 мм/ч, появилась незначительная эозинофилия (8%) и простой регенеративный сдвиг нейтрофилов влево. В сыворотке крови содержание общего билирубина снизилось почти на 72% - до 23,3 ммоль/л, прямого - до 6,76 ммоль/л, уровень креатинина достиг 95,02 мкмоль/л, глюкозы - 3,62 ммоль/л. Клиническое состояние лошади заметно стабилизировалось и мы перешли на фитореабилитационный курс лечения. Дополнительной инъекции Ронколейкина не потребовалось. Ремиссия длилась 30 суток.

Мы подробно остановились на этом случае потому, что он явился яркой и редко встречающейся демонстрацией тяжелого вторичного комбинированного иммунодефицита, поддающегося коррекции рекомбинантным аналогом эндогенного интерлейкина-2. Впоследствии мы стали часто рекомендовать инфузию раствора Ронколейкина при рецидивах хронической бронхиальной обструкции у лошадей, причем в дозах, не превышающих 250-500 тыс.Ед на животное весом 500-600 кг. И в каждом случае (8 голов) наблюдали эффект клинического улучшения после 1-ой - 2-ой инъекции препарата. Однако, через некоторое время мы столкнулись с такой проблемой: не всем лошадям возможно вводить препарат капельно в течение 30-40 мин. Тогда мы решили применить подкожное введение Ронколейкина в меньшем количестве физраствора, сохраняя дозу 250-500 тыс. Ед. Следует отметить, что мы пока наблюдали только троих лошадей, которым препарат применялся путем подкожной инъекции. Эффект клинического выздоровления наблюдался так же, как и при внутривенном введении Ронколейкина, при этом инфильтратов, обширных зон асептического воспаления на месте инъекции не отмечалось. Многие практикующие врачи придерживаются более высоких доз препарата: до 5 млн Ед/гол. и длительного курса - 5-7 инъекций, что доказывает отсутствие токсичности и аллергенности Ронколейкина для лошадей. Однако, мы не исключаем возможности развития анафилаксии у некоторых животных, хотя и не сталкивались с данным явлением на практике, и всегда рекомендуем при применении Ронколейкина противошоковые и десенсибилизирующие средства держать под рукой.

Литература

1. В.Н. Егорова, Е.Д. Сахарова, Возможность использования медицинского препарата Ронколейкин при иммунозаместительной терапии в ветеринарной практике, Ветеринарная практика, №1 (8), 2000 г.
2. О.В. Крячко, Иммунобиологические аспекты патогенеза неспецифической бронхопневмонии поросят, авт. дис. на соиск. д.в.н., 1999 г.
3. А.А. Ярилин, "Основы иммунологии", "Медицина", 1999 г.

Яндекс.Метрика

Версия для печати